Рүссқое bлияние b Ebpазии

Рүссқое bлияние b Ebpазии, Арно Леклерк, 2014

(...) Во-вторых, читатель познакомится с искренним и отважным человеком. Автор пишет о России. Если верить ему, наша страна имеет непредсказуемое прошлое (таков парадокс) и трудноопределимое будущее, особенно в связи с начинающимся геополитическим переделом мира.
Buy on ozon.ru » Buy on alpinabook.ru »
Арно Леклерк: Россия переживает санкции лучше, чем все думали

Арно Леклерк: Россия переживает санкции лучше, чем все думали

Глава развивающихся рынков швейцарского банка Lombard Odier Арно Леклерк рассказал в интервью РИА Новости о будущих ценах на нефть и о том, что поддерживает рубль и российскую экономику.

О будущих ценах на нефть, о перспективе приватизации части госпакетов акций ряда российских эмитентов, об интересных инвестиционных возможностях и о том, что поддерживает рубль и российскую экономику, рассказал в интервью РИА Новости Елене Лыковой глава развивающихся рынков швейцарского банка Lombard Odier, автор книги “Русское влияние в Евразии” Арно Леклерк.

— Волатильность с начала текущего года на всех фондовых рынках огромная, при этом неопределенность продолжает расти. Видите ли вы в этом признаки надвигающегося биржевого кризиса?

— Волатильность действительно высокая последние несколько месяцев, но это не сигнал для начала биржевого кризиса. Ее основные источники — Китай, рост экономики которого неплохой, но и не такой сильный, как был раньше; динамика экономики США, оказавшаяся слабее ожиданий; отрицательная депозитарная ставка на европейском рынке и слухи, что резервы некоторых крупнейших европейских банков не так хороши. Все это плюс нефть и геополитические риски на Ближнем Востоке дали сильную волатильность.

— Некоторые аналитики считают, что фондовый рынок США перегрет и в ближайшей или среднесрочной перспективе наступит значимая коррекция. Вы согласны с этим?

— Я не думаю, что рынок акций США сильно перегрет, но все-таки он немного дороже своей реальной стоимости, а это значит, что значительного роста не будет, хотя и ожидать резкого падения в ближайшее время не стоит. Смотрите, даже год назад мы отмечали рост производства США, а сейчас еще и невысокая стоимость нефти помогает работе предприятий. Это даже видно по снижению количества безработных в Штатах. Сейчас большой вопрос — это выборы. Как изменится рынок, если президентом станет Дональд Трамп? А если Хиллари Клинтон?

— Как вы оцениваете перспективы роста процентной ставки в США и укрепления доллара к евро? Возможен ли паритет EUR/USD в этом году?

— Пара EUR/USD, скорее всего, еще несколько месяцев будет торговаться в диапазоне 1,05-1,15 доллара за евро. Вице-председатель ФРС Стэнли Фишер недавно отметил, что Федеральный резерв начинает видеть признаки роста инфляции в США, но пока нефть торгуется за 30-40 долларов, они вряд ли будут увеличивать ставки.

— Давайте поговорим о России. ЕС и США продлили санкции против РФ. Смогла ли Россия пережить эти санкции, на ваш взгляд?

— Для страны это, конечно, плохо, но Россия переживает санкции лучше, чем все думали, как часто это и бывало в истории. Насколько затянутся санкции, трудно сказать. Но есть повод для размышления: например, в феврале этого года Евросоюз снял санкции с президента Белоруссии Александра Лукашенко. Это значит, что все возможно.

— Ранее вы говорили, что Россия должна все пристальнее смотреть на Восток, в частности на Китай. Но мы видим признаки замедляющейся экономики Поднебесной. Вы сохраняете эту точку зрения?

— Когда американский Конгресс решил в декабре экспортировать нефть, это тоже стало одним их рисков для российской экономики. Основные страны, куда Штаты могут экспортировать, — Япония, Южная Корея и страны Европы. Поэтому, если рассматривать перспективу российского экспорта черного золота, то Китай все равно остается в приоритете. Я не говорю, что нужно “закрыть дверь” на Запад, но перераспределять риски нужно — об этом я говорю.

— Аналитики отмечали, что Саудовская Аравия заинтересована была сдерживать цены на нефть низкими, чтобы уменьшить инвестиции в сланцевую энергетику США. Удалось ли им добиться своей цели?

— Это временное явление. Объемы добычи сланцевой нефти сократились, но меньше, чем ожидалось. Тем более оказалось, что капитальные затраты на добычу сланцевой нефти и газа легче сократить, что делает эту технологию более гибкой, чем традиционная добыча тяжелой нефти.

— На ваш взгляд, в среднесрочной перспективе цены за баррель Brent смогут вырасти и до какого уровня? Если нет, то почему?

— До конца этого года нефть может выйти на уровень 50-60 долларов за баррель по марке Brent, и уже сейчас видно, что баррель торгуется в районе 40 долларов, потому что есть спрос. Проблема в том, что в мире много нефти, что приводит к большому разрыву между спросом и предложением. Но если странам, в том числе и тем, которые не входят в ОПЕК, удастся договориться о заморозке объемов добычи, спрос и предложение сблизятся.

Мы сейчас рекомендуем нашим клиентам, которые раньше ушли от торговли фьючерсами на нефть и бумагами нефтяных компаний, вновь войти в рынок. Сейчас для этого хороший момент. Это рекомендация касается не всех компаний, но на рынке есть интересные предложения.

— Российское правительство планирует приватизировать часть государственного пакета акций ряда эмитентов, например “Башнефти”, “Роснефти” и АЛРОСА. На ваш взгляд, насколько интересны иностранным инвесторам сейчас покупки пакетов компаний с госучастием и на каких условиях? Как это может отразиться на цене акций?

— Стоит отметить, что сейчас международный инвестор не очень голодный. Если инвестор от своего портфеля хочет инвестировать 10-20% в развивающиеся рынки, он может купить немного акций, допустим, АЛРОСА, при условии наличия хороших аналитиков, которые могут оценить перспективу компании. В целом важно, чтобы государство не изменило со временем решение и не захотело снова национализировать проданную компанию.

Мне кажется, что сейчас для приватизации компаний не очень хороший момент из-за низких цен на рынке. Но для компании, которая хочет выйти к инвесторам и предложить, например, 10% стоимости при этих ценах, это возможность быть на рынке, а когда ситуация улучшится, продать второй транш. Но это уже другая логика.

Но в целом на инвестиции в Россию я смотрю положительно.

— Курс рубля за год примерно снизился к доллару почти на 16,6%, к евро — на порядка 18,7%. При этом нефть марки Brent упала в среднем на 40%. Насколько, на ваш взгляд, курс рубля остается тесно привязанным к нефтяным колебаниям?

— Если вы посмотрите на графики, то увидите, что эта связь прослеживается с 2005 года. Но это касается не только российской валюты. Такая тенденция у валют всех развивающихся стран. Они падали более чем на 40%.

Сейчас, мы думаем, есть хороший момент, чтобы купить бонды в рублях, юанях, бразильских реалах и в некоторых других валютах. В среднем на них можно заработать порядка 6% годовых. Мы видим, что такие валюты, как рубль, начинают опять расти, так как до этого они упали так, что ниже уже практически невозможно.

— Недавно американские финансовые власти предостерегли свои компании от попыток покупки российских суверенных облигаций. На каких инвесторов может рассчитывать Россия?

— Если инвесторы понимают риски и сколько можно заработать, они все равно покупают.

— Россия может разместить облигации федеральных займов в китайских юанях. С вашей точки зрения, это перспективно?

— Я думаю, что для начала объем будет небольшим. Китай прикладывает большие усилия, чтобы сделать юань мировой резервной валютой. Недавно МВФ принял решение, что юань с октября 2016 года войдет в корзину резервных валют.

— Есть ли какие-то факторы, которые поддерживают рубль?

— Снижение Банком России ключевой ставки — это позитивный сигнал для экономики и рубля.

РИА Новости ria.ru/interview/20160318/1392118035.html