Ukraine : regards sur la crise

Ukraine : regards sur la crise, L'Âge d'Homme, 2014, sous la direction de Thomas Flichy de la Neuville

(...) Alors que la crise ukrainienne bat son plein, une petite équipe internationale composée d’experts de l’Asie centrale, officiers, universitaires cadres du secteur privé et hauts fonctionnaires, livre une première analyse sur un enjeu éminemment complexe. Les tensions ukrainiennes actuelles sont inséparables des relations ambivalentes entre la Russie et son voisin méridional. Sous l’effet des invasions, la capitale de la Russie a, en effet, connu une translation de Kiev à Moscou. (...)
Acheter sur lagedhomme.com » Acheter sur amazon.fr » Acheter sur librairie-sciencespo.fr »
La Russie, puissance d'Eurasie, Histoire géopolitique des origines à Poutine

La Russie puissance d'Eurasie. Histoire géopolitique des origines à Poutine, Ellipses, 2012, par Arnaud Leclercq

(...) Loin des clichés médiatiques, plongeant dans les profondeurs de l’histoire et de la géopolitique, Arnaud Leclercq nous offre une réflexion atypique et inscrite dans la longue durée, nourrie d’une connaissance intime des Russes. Il met en lumière les constantes religieuses, identitaires, politiques de la Russie et trace les perspectives d’une puissance qui, n’en déplaise à l’Occident, sera de plus en plus incontournable.
Acheter sur fnac.fr » Acheter sur amazon.fr » Acheter sur laprocure.com »  |   Présentation du livre par Philippe Conrad (vidéo) »
Les perspectives de l'économie russe et le système financier, et leur rôle dans l'économie mondiale : défis et opportunités [conférence]

Les perspectives de l’économie russe. Conférence

Conférence donnée en russe le 20 novembre 2012 au Marriott Tverskaya, Moscou, réunion du Trialogue Club International : Les perspectives de l’économie russe et le système financier, et leur rôle dans l’économie mondiale : défis et opportunités

ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ И ИХ РОЛЬ В ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ: ВЫЗОВЫ И ВОЗМОЖНОСТИ

Заседание Международного клуба Триалог
20 ноября 2012 г. Отель Мариотт Тверская, зал Невский
Арно ЛЕКЛЕРК

член исполнительного комитета частного швейцарского банка, автор книги «Россия как евразийская держава. Геополитическая история от основания до Путина»

РАСШИФРОВКА ВЫСТУПЛЕНИЯ

Несколько лет назад, когда я в Женеве встретился с Владимиром Орловым, я и предположить не мог, что наступит день, когда я окажусь в Москве в столь уважаемой компании выдающихся людей и буду участвовать в обсуждении таких глобальных вопросов, как Иран, проблемы ядерной безопасности, проблемы нераспространения, ибо я ко всему прочему банкир, который работал в разных регионах мира, в частности на Ближнем Востоке, и занимался проблемами кризиса 2008 года и другими вопросами. И вот я перед Вами.

Будучи швейцарским банкиром, я привык работать, не то что бы, так сказать, в самой середине ярко освещенной сцены, но и не совсем, так сказать, совсем в глубокой тени, а где-то между ними. Сегодня я перед Вами буду выступать по несколько другой тематике, а именно по огромному, массивному вопросу, который касается ближайшего будущего российской экономики и финансов, а также их роли в глобальной экономике, и, разумеется, в тридцатиминутном выступлении я смогу остановиться только на самых основных моментах этой проблематики, но я, тем не менее, воспользуюсь этой возможностью чтобы, в известном смысле, ответить и на ряд провокационных вопросов. Я – не дипломат, мне ничего не мешает, я попробую.

Первая тема – это экономический рост, который за последние два года составлял 4,5 % и должен быть выше 3,8 % в текущем году. По сравнению с рецессией в других странах – это совсем не плохой результат и, по сравнению, скажем, с Францией, Германией, Японией, мы вполне в состоянии увидеть, где находится Россия. По всем вопросам я хотел бы сначала несколько слов сказать о текущей ситуации, потом, буквально несколько слов, о ближайшем будущем.

Проблема роста российской экономики, и наблюдается, заметьте положительный рост, так вот она зависит целиком и полностью от инновационного курса. Для обеспечения устойчивого роста необходимы постоянные инновации, они же, в свою очередь, теснейшим образом связаны с инвестициями, а инвестиции приходят тогда, когда лица, принимающие решения, верят в перспективы роста. И, несмотря на то, что рост положителен в 2013 году, проблема инвестиций остается, и если инвесторы не видят особых перспектив, то происходит замедление притока инвестиций, а за ним и замедление экономического роста, и это, скорее всего то, что ожидает Россию в ближайшем будущем.

Второй момент, бюджет Российской Федерации. Российский бюджет растет с точки зрения его затрат быстрыми темпами, в течение последних 12 лет – благодаря повышению цены на нефть, цена которой увеличился на 388 % за период между 2000 и 2008 годами. Для того, чтобы обеспечить сбалансированность бюджета до 2007 года, достаточно было стоимости барреля нефти быть равной 30 долларам, а в текущем году бюджет был сбалансирован при цене в 117 долларов за баррель. Мы уже ощущаем здесь дисбаланс. И средства, которые накоплены Центральным Банком в размере 500 миллиардов долларов, а также 150 миллиардов долларов – резервный фонд, – это хорошие деньги, но они не способны растянуться на весь период, если произойдет понижение цен на нефть. Ливия и Ирак вернулись на рынок, не в полной мере, но вернулись, причем, гораздо быстрее, чем многие предполагали. Я был в Ливии и видел это. Европа, Китай, Индия и т. д. замедляют экономический рост. В 2015 году Россия может столкнуться с дефицитом текущих счетов. Единственным средством выхода из этой ситуации было бы ослабить рубль и посмотреть, что из этого получится.

Далее – проблема занятости. Безработица в августе 2012 года составила 5,2 %, достигнув исторического минимума. Для страны-члена ООН это превосходный результат, это самый лучший показатель со времени распада Советского союза. Однако в ближайшие годы усугубятся те серьезные различия, которые в этой области наблюдаются между Москвой и, например, в Поволжье, и ситуация в таких регионах как Дальний Восток будет оставаться весьма и весьма серьезной.

В этой связи, следует сказать, что увеличение расходов на социальные нужды, принесло положительные результаты, которые способствовали повышению потребления. И давайте не будем забывать, что политика, которую проводит Владимир Путин, направлена, в том числе, на достижение такого результата, как повышение зарплаты на 30% работникам бюджетного сектора, это первое. И второе – облегчение процедур получения кредитов на личные нужды – это способствовало росту потребления в стране, и это – хорошая политика, которую проводит Центральный Банк.

Теперь к вопросам инфляции и конкурентоспособности. Конкурентоспособность – это очень важная тема, в частности во Франции в настоящее время. Дело в том, что инфляция не растет, она с 2008 года снижается, и её уровень стабилизировался на уровне 6, 5%.

Далее следует сказать, что производительность труда сильно пострадала в результате и в процессе кризиса 2009 года. Однако ситуация начала улучшаться в 2010 году, в особенности в перерабатывающих отраслях и в строительстве.

Таким образом, Россия поддерживает достаточно высокий уровень глобальной конкурентоспособности благодаря повышению производительности и регулярной девальвации российского рубля.

Международная торговля. Мы пока не можем в полной мере оценить последствия присоединения России к Всемирной Торговой Организации.

Теперь посмотрим на эту таблицу которая представлена нам на французском языке. Экспорт в миллиардах, импорт тоже. Дело в том, что возникает проблема торгового баланса. Экспорт уменьшается, снижается, и в 2013-14 годах Россия столкнется с проблемой замедления экономического роста у ее основных экономических партнёров. В этой связи, потребность в энергетических ресурсах будет снижаться, при этом, также будут снижаться цены на ресурсы, в том числе, на это повлияют геополитические процессы: Иран и другие, о которых мы пока не можем с какой бы то ни было точностью сказать, будут снижаться не только объемы заключаемых контрактов, но и объемы продаж энергетических ресурсов. Поэтому в ближайшие годы очень актуальным станет вопрос о том, как наиболее эффективно и разумно использовать уменьшающиеся приходы в госбюджете, и этот вопрос надо будет решать очень четко и точно.

Финансовый сектор, буквально несколько слов, многого здесь и не скажешь. В целом, это – не плохой финансовый сектор, однако очень хрупкий, и Центральный банк Российской Федерации проводит политику поддержки других банков. В период с июня 2011 года до июня 2012 Минфин и Центральный банк профинансировали до 40% повышения объема кредитов, выдаваемых населению. Серьезный вопрос заключается в том, что и банки, и рынок ценных бумаг или облигаций не обладают возможностями обеспечить финансовые потребности российских компаний.

На ближайшее будущее в России 3 аспекта будут создавать атмосферу неопределенности. Во-первых, мы видим, что российский бюджет всё ещё в исключительно высокой мере зависит от колебаний цены на нефть. Второй аспект – это общее замедление экономического развития в мире, в том числе и прежде всего, у соседей Российской Федерации. Мы все об этом знаем, мы все это ожидаем и видим проявление, но, тем не менее, это вызывает некое удивление. Даже в мире финансистов, в мире банкиров, к сожалению, сохраняется такой очень короткий взгляд на вещи.

Буквально на прошлой неделе в программе Блумберг я видел выступление представителя Deutsche Банка, одного из руководителей этой организации, и он с экрана выражал свое личное удивление в связи с тем, что некоторые крупные германские компании вдруг перестали развиваться так быстро как хотелось бы.

Я, как говорится, заработал уже определенное количество седых волос пребывая в этой отрасли и всё равно не перестаю удивляться фантазии или, наоборот, отсутствию фантазии, у её специалистов, которые вдруг высказывают удивление почему это, по какой причине Франция, Англия, не говоря уже о Италии, Ирландии, Греции и Испании вдруг замедлили экономическое развитие. Всё это обязательно повлияет на Россию, причем серьёзно. И вот одним из таких новых явлений, которое обязательно окажет большое воздействие на Россию – это разработка ресурсов сланцевого газа.

Все мы прекрасно знаем, насколько важен для России, для её экономики Газпром. Причем, не только с точки зрения воздействия на экономику, но и как геополитический фактор, мы все это хорошо себе хорошо представляем. Вы все прекрасно знаете, что президент Путин восстановил государственный контроль в Газпроме в связи с тем, чтобы Газпром более эффективно играл роль инструмента в решении международных вопросов. Я лично в этом ничего плохого или неправильного не вижу, но совершенно ясно, что бизнес-модель Газпрома в ближайшие годы должна будет пережить серьезные трансформации. Сейчас большинство добываемого в России газа экспортируется в Западную Европу, в Германию в частности. Но в ближайшие годы цена на этот газ может существенно снизиться. Относительно сланцевого газа и стоимости его, пока особой ясности нет, и недостаточно понятно, как будет развиваться эта ситуация на интервале до 2020-2030 г.г. Вот эта статистика, которую Вы видите на экране, она относится к Соединенным Штатам, и цена газа там, как Вы видите выросла с 4 долларов до 10 долларов. Предстоит еще увидеть, что произойдет в этой связи в других странах, в частности, Франция располагает богатыми ресурсами сланцевого газа и, если, вдруг, во Франции будет принято политическое решение пойти против партии зеленых, то предстоит посмотреть, что из этого получится.

Для Газпрома в этой связи существует три проблемы. И, соответственно, для геополитических аспектов как последствие. Совершенно ясно, что Газпрому вряд ли удастся сохранить в неприкосновенности те контракты с Европой, которые заключены и действуют в настоящий момент, где цена на газ связана с ценой на нефть. Поэтому от цен, предусматриваемых сегодня действующими контрактами, осуществляется переход в сторону так называемых спотовых цен, которые ниже цен действующих контрактов. Мы видим, что капитальные затраты, капвложения, Газпрома весьма высоки, и они выросли с 29 миллиардов в 2009, до 36 в 2011 и еще больше в текущем году. Для того чтобы финансировать свои растущие инвестиции и затраты, Газпрому необходимо экспортировать газ по цене примерно 14 долларов за британскую тепловую единицу к 2020 году. Однако нынешние спотовые цены в Европе уже на уровне 10 долларов, а сланцевый газ в Соединенных Штатах стоит 3,5 доллара за ту же единицу. Поэтому возможно в ближайшие годы мы столкнемся с углублением тенденции, которая уже наметилась, а именно движение России на Восток. Япония, Китай, Корея, Италия будут покупать российский газ, если конечно в Китае не будут обнаружены запасы сланцевого газа – этот вопрос еще не решен и не ясен. Этим странам будет выгоднее и удобнее покупать российский газ. И поэтому, говоря о цене на газ, мы на самом деле говорим о геополитических вопросах, о серьезных сдвигах, о том, что Россия во всё растущей мере смотрит на Восток по целому ряду причин, которые мы обсудим чуть позже.

Теперь несколько слов о кризисе евро, евровалюты и, то есть, это то, что происходит совсем близко от границ России. По мнению российских властей, по этому делу существуют совершенно противоположные точки зрения. То есть, с одной стороны, мы видим, что господа Пушков и Иванов поддерживают Европейский Союз и даже готовы оказать помощь таким странам, как Греция и Кипр; а с другой стороны мы видим и слышим, как господин Путин высказывает критику в адрес зоны евро в целом, а также политики еврозоны, что происходит в последние 2 года.

Если хотите, я напомню Вам о том, что сказал господин Путин совсем недавно, 25 октября, на заседании. Кризис евро уходит своими корнями глубже, чем просто кризис долговой. Еврозона и использование единой европейской валюты – они возникли по политическим причинам и игнорируют технологический уровень развития различных стран, и такие вопросы как организация рынков труда, политическая интеграция и наличие общего законодательства.

И мое личное, подчеркиваю личное мнение, состоит в том, что, как раз по этой причине, России следует играть более активную политическую роль, потому что Россия это федерация. А теперь возвращаюсь к цитате Путина: «Необходимо было быть более прагматичными; когда ударил кризис, реакция на него не была адекватной. Европейский союз не федерация, в нем сочетаются все неудобства федерализма и отсутствуют его выгоды».

Собственно, господин Путин, если и не является сторонником сценария, предусматривающего конец евро, то по крайней мере он его отмечает как реально существующий. Я должен сказать, что наш главный экономист и целый ряд видных экономистов отрасли согласны с реальностью такой перспективы. Это всё конечно политически некорректно. Но есть целый ряд оснований полагать, что вряд ли евро ожидает устойчивое развитие. Содержание, поддержание существования евро – это не бесплатная акция, и в июне 2012 года косвенные затраты составили 48 миллиардов евро в ежегодном исчислении. В июне 2013 ожидается, что они составят 54 миллиарда. К этому следует добавить от 15 до 40 миллиардов долларов, которые выделены различными фондами в целях поддержки евро. Некоторые известные экономисты, они уже сейчас разрабатывают проблему оценки того, сколько будет стоить постепенный вывод евро из обращения по сравнению с теми расходами, которые сейчас приходится делать для того чтобы поддержать евро. Конечно, точные подсчеты делать затруднительно, приблизительная оценка – это 30 миллиардов долларов, чтобы избавиться от евро.

К этому следует сказать, что в ближайшие годы рецессия в южных странах, входящих в состав Европейского Союза будет только усугубляться. Уже сейчас безработица превышает 25% в Испании официально, а в действительности, наверно, ещё выше. Аналогичная ситуация наблюдается в Греции. Португалия и Испания идут во главе этих стран, и эта же ситуация начинает с определенной остротой ощущаться и во Франции. Поэтому, говоря сегодня о казалось бы экономических вопросах, мы на самом деле должны хорошо понимать и геополитический фон. Цена на нефть и газ – это важный фактор геополитики и необходимо уделять внимание в более широком контексте.

Теперь вернемся к России и скажем, что инвестиционный климат должен в существенной мере улучшиться. Это, в свою очередь, будет хорошим знаком инвесторам. В этом смысле то, что начинает происходить в российской экономике, мы говорим о мерах целого ряда корпораций, можно рассматривать как положительное явление, как нечто, что укрепляет авторитет господина Медведева. Этому также способствует недавнее IPO Сбербанка. Такие компании как «Российские железные дороги» хотят пойти по пути Сбербанка, но это всё не так просто и туда ещё надо добраться.

Сейчас объем торговли между Россией и Китаем составляет 70 миллиардов против 60 с Германией. Всё это говорит о том, что Россия начинает более активно смотреть на Восток, и в ближайшие годы торговля со странами Востока будет осуществляться через иены, через рубли, минуя западные валютные единицы. Соответствующие соглашения в финансовой сфере должны быть заключены с Кореей и Японией.

Это еще одно подтверждение тезиса, который я огласил, а именно о том, что Россия начинает более активно не только смотреть, но и двигаться на Восток. Повторяя, в известной мере, общемировые тенденции. Россия в этом отношении пока игнорирует развивающиеся страны, развивающиеся рынки. Радары, так сказать, России в основном направлены на Лондон и Нью-Йорк, что я считаю не совсем правильным. Когда российским компаниям или государственным организациям необходимы финансовые средства, они обращаются к инвестиционным банкам, а кто такие эти инвестиционные банки? Goldman Sachs, Deutsche Bank, Credit Suisse и т.д. И это – всё западные институты. И с кем разговаривают эти банки? Они разговаривают со своими инвесторами, которые тоже все находятся на западе: это различные фонды, частные и прочие.

И каким образом воспринимается Россия на западе, каков её образ. К сожалению очень плохо и, так сказать несправедливо. Я хочу привести Вам совершенно свежий пример. 19 октября, газета Financial Times, которую читают все лица, занимающиеся финансовой деятельностью, статья называется «Инвестирование в России». Хорошо звучит. Прочитайте первую статью, вы видите первый графический материал. Первая фотография, которую Вы видите, это господин Путин, который летает на неизвестном оратору инструменте. Далее говорится о том, как господин Путин занимается дайвингом. Далее разговор идет об авторитарности, авторитаризме. Pussy riot. Если Вы внимательно прочитаете первую страницу, то ни одного цента инвестировать в экономику России не захочется. Вывод, который делает читатель, инвестиции в Россию – никогда. И мы над этим улыбаемся, но я, со своей стороны, очень расстроен, расстроен за Россию. Это нечестно и несправедливо, и только отвращает инвесторов. Но, взяв на вооружение эту точку зрения, от нее очень трудно отойти. Что-то, конечно, какие-то периферийные аспекты можно как-то улучшить для повышения образа России, но в базовом отношении очень долго ничего не изменится. Поэтому России следует отойти от односторонней ориентации на Запад в экономических и иных вопросах, и больше внимания уделять развивающимся странам и восточному направлению. Там очень много денег, к которым Россия ещё даже не прикоснулась. У людей на западе существует неправильное, я бы сказал, отношение к России, какое-то по смешному неправильное, но это оскорбление для России, это несправедливо и неправильно. Есть люди, которые хотят понять Россию и стараются это сделать, но они не знают Россию.

Я недавно был на совещании на Ближнем Востоке, и один местный специалист, получивший образование на Западе начал обсуждать со мной вопрос, касающийся pussy riot. И что он сказал, это удивительно, как это наши русские друзья могли такое допустить и т.д. и т.д. Я ему сказал, я не политик, я бизнесмен, я пытаюсь быть прагматичным. Представьте себе, что где-нибудь на Ближнем Востоке в мечеть приходит такая же панк-группа и делает то, что она там делает в отношении вещей священных для местного населения. И я обращаюсь к Вам как членам Клуба, не как политик, не как специалист по правам человека. Смотрите, здесь есть две стороны вопроса. Первое, если религия так важна для современного российского общества, и она уже, заметим в скобках, в меньшей степени важна для целого ряда стран Европы – Голландии, Скандинавских и ряда других – то надо это учитывать. И когда я сказал всё это этому коллеге, он попытался себе представить что это произошло у них в стране, он начал как-то несколько по-иному эту ситуацию оценивать.

Вообще надо гораздо больше работать со странами этих новых для России регионов по той простой причине, что там Россия никакой свой образ толком не создает, не работает с людьми, которые располагают большими финансовыми средствами, а их там немало, в частности в Китае, Индии. И вот на это надо обращать самое серьезное внимание.

И необходимо, на мой взгляд, создание какой-то специальной структуры, которая бы этим занималась и имела свои людей, выступающих в роли послов.

Когда я работал в банке Credit Suisse, мне не надо было объяснять, кто является моим работодателем. Когда же я перешел работать в старейший швейцарский банк, созданный в 1796 году, это была уже совсем другая истории. Никто о нем ничего не знает.

Прошло какое-то время и банк стал признанным, его стали узнавать, причем и в этом регионе, в России, а также Украине.

И что я на этом примере хочу показать, что постоянные последовательные усилия, работа, public relations, встречи с ключевыми клиентами, это буквально всё, что сделали мы, и что нужно делать в России. Пенсионные фонды Абу-Даби – это сотни миллиардов долларов – огромные средства, которые остаются вне сферы интереса, а этим надо заниматься плотно и ежедневно.

Мне сейчас ставить точку, или ещё дадите 5 минут?

Вы уже слышали, что я недавно опубликовал книгу о геополитике России в историческом ракурсе, я очень надеюсь опубликовать эту книгу и в России тоже. Я занимаюсь этим как бы непрофессионально, это своего рода увлечение, хобби, и в ходе работы над этой книгой я открыл для себя такую вещь, что со стороны Запада Россия неизменно на протяжении истории встречалась с угрозами. Но в те моменты российской истории, когда она выступала как Евразийская страна, одновременно опираясь на некоторых союзников на Востоке, тогда она добивалась существенного прогресса.

Итак, позвольте завершить следующим. Создание таких организаций сотрудничества как Шанхайская организация сотрудничества, разработка вопроса о десятидневном прохождении пути из Европы в Азию, существующего южного, так сказать, морского пути – всё это интересные направления деятельности и перспективные для России, которая ни в коем случае не должна становиться противозападной, нет, Россия и дальше должна оставаться близким партнером и союзником Запада и в особенности в той области, в которой я разбираюсь, а именно в финансах и экономической, но России, наверно, не следует продвигаться в Индонезию через Лондон и Нью-Йорк – есть более короткие пути. Россия – это федералистская страна, и в этом смысле прогресс и успехи России, в том числе за счет движения на восток, очень важны и для нас, проживающих и работающих на Западе.

Спасибо, мы переходим к сессии вопросов и ответов.

Если мне позволят, я воспользуюсь правом председательствующего и задам три коротких вопроса. Вопросы короткие, философские.

Первый вопрос по поводу красивых показателей, которые есть в стране – инфляция, 5 миллионов на следующий год, резервный фонд и так далее, но при этом бюджет, который сейчас принимается – это не бюджет развития. Кудрин ушёл, но дух его жив. С учетом такого подхода насколько реалистично на ваш взгляд то, что у экономики России будут такие хорошие перспективы, как Вы описали. Я понимаю, что только 10 % федерального бюджета вкладывается в экономическое развитие.

Второй вопрос о производительности труда. Потому что низкая безработица – это очень хорошо, высокие зарплаты тоже, но мы все знаем, что производительность труда в России по-прежнему в 3-4 раза ниже, чем на Западе.

При этом, опять же, на уровне деклараций все в России понимают, что надо что-то делать. Но, может быть, у Вас как у человека со стороны есть какой-то ключевой рецепт с учетом мирового опыта, как повысить производительность.

И третий вопрос, касающийся последнего блока, по поводу Азиатского вектора. Россия на уровне политических документов, на уровне стратегии политического развития, действительно всё больше поворачивается к Азии. И, вероятно, там действительно есть в разных странах, в Арабских, в Китае, Японии, очень много денег, но, на Ваш взгляд, какие проекты в России были бы наиболее перспективны для вложения со стороны этих стран, потому что пока, то что мы наблюдаем со стороны Китая – проекты, связанные с жестокой эксплуатацией российских природных ресурсов. Япония держит паузу, Арабские страны – их помощь тоже не всегда безусловна.

Поэтому чтобы пиарить что-то, нужно понимать, какие проекты будут интересны той аудитории на которую он будет пиариться.

Три коротких ответа.

Я не хотел бы давать картину России, так сказать, через розовые очки, что всё везде просто превосходно. Я лишь хотел бы сказать, что с точки зрения макро-показателей, и сточки зрения сравнения с другими странами, ситуация не такая плохая, а в некоторых вопросах просто хорошая.

Я же не умолчал, но рассмотрел вопросы о существующих недостатках с точки зрения того, что они являются неиспользуемыми резервами, как много можно ещё сделать, что пока ещё не было сделано, я ведь не умолчал о дефиците бюджета, о том, что инновационной направленности нет, я это честно сказал.

Что же касается производительности, то это бесспорно трудный вопрос. Две вещи, которые сразу приходят на ум из всех советов и рекомендаций, первое – это меньше пить крепкого спиртного. Алкоголизм на промышленных предприятиях и других местах – это реальная проблема, из которой и вытекает её отрицательное влияние на демографическую, весьма неблагополучную ситуацию,

И вторая рекомендация – это инновации, инновации и ещё раз инновации в таких сферах как IT и иных.

Существуют определенные проекты, которые можно рекламировать, которые можно представлять, но они все, так сказать, простые и понятные, это трубопроводы, заводы, и там взаимодействие и взаимосвязанность экономических и политических факторов очень проста и видна. И это так сказать твердое проявление этих проектов, но есть и мягкие, которые, к сожалению, не существуют в России эти мягкие способы экономического и геополитического воздействия и участия в решении вопросов – они не развиты в России. Надо, чтобы российского инвестора и российскую ситуацию зарубежный инвестор понимал, а он её не понимает, плохо работает по рекламе, так сказать. Действительно, на Ближнем Востоке очень много денег и эти бы деньги использовать на развитие инновационных направлений IT и так далее. Но эти деньги не приходят по той же самой причине – вас не знают, и используются в основном государственные средства, как я уже говорил, до 40 % Минфин и ЦБ финансируют инновационную деятельность и повторяю, что не следует налетать на азиатские страны через Лондон и Нью-Йорк – есть другие, более эффективные, пути, в частности, работать со странами развивающегося рынка которые понимают другие страны развивающегося рынка, и, может быть, с ними будет даже легче иметь, в этом смысле, общий язык и, разумеется, если работать не только с послами, а работать и с другими.

Когда я перешел на работу в тот банк, о котором говорил, старейший швейцарский, мы ориентировались только на самых богатых клиентов и своевременно поняли, что это не всегда ведет к нужным результатам, поэтому надо работать напрямую с потенциальными инвесторами. В результате этой непосредственной работы с ними, а не через Лондон и Нью-Йорк возникает доверие, которое столь необходимо в экономической и финансовой жизни. Вот так, наверно, попробуем ответить на этот Ваш вопрос.

Спасибо за Ваше очень интересное выступление. Я хотел бы задать короткий вопрос. На Ваш взгляд, если у развивающихся инвесторов, но уже достаточно богатых, не хватает информации о России для того чтобы почувствовать её привлекательность, то какая, на Ваш взгляд, информация для них позволит сделать Россию привлекательной. Ведь те люди, которые пишут в Financial Times – это, вероятно, те, кто достаточно хорошо знают Россию. Вот почему, на Ваш взгляд, более подробное познание России их привлечет сюда как инвесторов.

Вторая часть вопроса, наверно заключается в продолжении вопроса господина Поликанова, ведь, те страны о которых Вы говорили, в первую очередь, конечно Китай, а также Индия и Арабские государства Персидского залива -это страны, где финансы очень жестко завязаны на политическую власть, а политическая власть ставит жёсткие параметры на выгоды от инвестиций, возврат на инвестиции. И вот на это Россия, по-моему уже достаточно давно, натолкнулась в общении с КНР, например. Вы полагаете, что это не станет проблемой при рассмотрении возможных проектов, особенно промышленных или IT, в которые Россия предложит арабским шейхам или китайским государственным предпринимателям инвестировать в Россию.

Должен не совсем с Вами согласиться вот в каком отношении, отнюдь не только государства решают те финансовые вопросы, о которых мы говорили. Вот, например, в Абу-Даби суверенные фонды, которые действуют, будем говорить, вполне суверенно и самостоятельно, они работают с людьми которые заинтересованы в покупке ценных бумаг и прочего, причем решение принимается на чисто экономической основе без какого бы то ни было политического вмешательства на чисто экономических основаниях, которые учитывают риски, защищенность инвестиций и так далее. Деньги идут туда, где безопасно и туда, где есть возврат на вложенные средства. В нашем банке например 2 года назад даже был некоторый конфликт, мы под некие займы использовали ирландские облигации, полагая, что эта страна выросла, там всё хорошо, что это надежно, а там случилось то, что случилось, и в этой связи можно сослаться на Катар и Россию, которые может быть были в лучшем положении. Однако, мы пользовались ценными бумагами Ирландии. Здесь что надо сказать – в мире существует много финансовых институтов, финансовых организаций, которые на самом деле не являются очень крепкими, прочными, у них в частности весьма слабые балансы бывают. Три года назад многие финансовые учреждения довольно крупные в Соединенных Штатах, в Западной Европе обанкротились. Одновременно с этим, в таких странах как Турция, Россия, Индия многие финансовые учреждения значительно укрепили свои позиции, у них прочные финансовые основы, крепкие балансы и так далее.

Двадцать лет работая в финансовой отрасли, я пришел к выводу и, поверьте мне, пожалуйста, на слово, что деньги идут туда, где инвестор доверяет тем людям, с помощью которых он вкладывает деньги, и где имеется возврат на вложенные средства. Сегодня очень многие из потенциальных инвесторов не знают о России достаточно, не имеют достаточного к ней доверия. Порой это по объективным действительно причинам. Я работаю с Россией двадцать лет и в России провел несколько лет, и мой опыт показывает, что те, кого можно назвать недостойными участниками рынка и прочее это вершина айсберга. Напротив же, в основе, этой системы масса вполне честных, добросовестных, серьезных людей. Доверие – серьезный фактор. За пятнадцать-двадцать лет устанавливаются отношения доверия и не нужны какие-то бумажные формы подтверждения этого доверия, достаточно устной договоренности. В развивающемся мире люди тоже также устроены – они склонным работать на основе доверия другим людям, на основе знания ситуации, они сначала договариваются между собой, а только потом приглашают юристов для составления соответствующих договорных документов и, к сожалению, в России ,в этой связи, пока используются старые парадигмы, если что-то нужно, во-первых и в первую очередь обращают взоры на запад. Надо пересмотреть эту парадигму.

Господин Леклерк, я Вам очень благодарен за сегодняшнее выступление, но также благодарен господину Орлову, который организовал это выступление. Я довольно частый посетитель заседаний Триалог Клуба, но давно я не получал такого удовлетворения и у меня масса к Вам вопросов, но я оставлю это на потом. Мне Владимир Орлов обещал, что мы встретимся в Женеве. Потом поговорим. Действительно, если коротко сказать «умом Россию не объять», как говорил Тютчев, который долго жил за рубежом, был дипломатом, великим поэтом и который говорил «да, её не объять умом, в неё нужно только верить», но чтобы не тянуть, я задам Вам очень короткий вопрос как военный человек. Вот Россия, будем говорить Россия, Путин – это одно и то же, значит, значительно увеличивает военные расходы в бюджете, я могу запутаться в цифрах, но где-то около 23 триллионов до 2020 года. Вы как представитель частного швейцарского банка абсолютно таким незамутненным оком это оцениваете лично, и будет ли это способствовать оздоровлению инвестиционного климата. Спасибо.

Вопрос очень трудный. В долгосрочном, историческом плане, что мы видим – все страны которые допускали перерасходование средств в этой сфере в ущерб другим – их перспективы нам всем из истории известны, какими они в итоге стали эти перспективы. Поэтому в известном смысле нужно соотносить то, сколько тратится на вашу оборону с вашими имеющимися ресурсами, и в известном смысле, не увлекаться, иначе возникают трудности, как, например, в Соединенных Штатах Америки

Я, кстати, сам происхожу из военной семьи. Но я не против военных. Мой отец был инженером-атомщиком во французского эквивалента Минатома.

Только империи могут себе позволить огромные военные расходы. Потому что только они получают некие выгоды на отложенные средства непосредственно или опосредованно.

С точки зрения сегодняшней России в последние десять лет наметился мощный возврат на международную арену, в том числе и военную.

В известном смысле, Россия прекратила откатываться назад, что было результатом, в определенной мере, политики Соединенных Штатов. Мы знаем, что в период холодной войны использовалась доктрина сдерживания. Хотя ситуация в России улучшилась за последние десять лет и это хорошо. Но от этого в России империя не восстановилась

И, как мы об этом уже сегодня говорили, фундамент на котором зиждется Россия сегодня довольно-таки хрупкий. Причины того, что происходит с бюджетом имеют свои корни на рынке нефти и газа. Соединенные Штаты могут себе позволить колоссальные военные затраты. Ну, если это не вопрос, то по крайней мере предположение, что США могут себе это позволить. Этот вопрос кстати является активно обсуждаемым.

И в этом смысле, американская ну назовем её условно империя, получает как прямые так и косвенные выгоды от своих вложений. И это позволяет обеспечивать безопасность путей доступа нефти в Ираке и других местах. Что, по моему мнению, не направлено против России. Хотя в каких-то выступлениях, такое впечатление может сложиться, но, в целом, это всё направлено на то что бы сдержать рост Китая. Но не только США получают определенную выгоду от этого, это всё имеет отношение и к факту существования американского доллара. Это всемирная валюта. И именно доллар является единственным объяснением почему в США может существовать госдолг в миллионы и миллионы долларов. При всем уважении, рубль не стал валютой накопления.

Меня зовут Александр Павлов, я представляю российскую ядерную промышленность. У меня дома есть замечательная французская книга по атомной энергии, автор которой может быть Ваш отец, но если нет, тем не менее, я хотел бы сказать несколько слов, связанных с основным мессаджем вашего выступления. А именно, азиатский вектор развития России, который вы поддерживаете и наличие которого Вы в том числе обнаружили, работая над своей книгой. Мой вопрос скорее касается Вашей книги, чем темы сегодняшнего выступления. Действительно мы знаем, что на всем протяжении российской истории объективные условия подталкивали Россию в Азиатском, Восточном направлении. И также хорошо мы знаем, что как только в России появлялся какой-то действительно прогрессивный лидер, он делал всё, чтобы направить Россию и её развитие в направлении, которое соответствует западному образу развития.

Мы объясняем это противоречием в равнодействующих, скажем так, политических и экономический силах в России, именно противоречия между объективными экономическими и историческими условиями и я бы сказал так, духом российских политических элит и российского общества и это противоречие оно не исчезло до сих пор, мы находимся на очередном этапе его реализации и мы видим, что оно, это движение, этот вектор, направленный на Запад иногда преодолевает объективные силы, которые действуют в противоположном направлении. Было бы интересно узнать планируете ли Вы продолжить свою работу над этой книгой или как-то ещё отследить это фундаментальное противоречие, которое мы видим в России, что делает Россию столь неповторимой и непонятной для внешнего наблюдателя.

Да, Запад, в целом, не видит Россию как Евроазиатскую страну. Вот этот аспект евроазиатской сущности России на Западе не понимается. Как известно генерал Де Голль говорил о Европе от Атлантики до Урала, генерал Де Голль не знал, что Урал не является какой-то естественной границей России.

В книге я пишу о том, что на каких-то исторических этапах Россия воспринималась как страна близкая Западу, но на самом деле, это всё не совсем так. Только одна часть книги говорит об этом, всё остальное это геополитика.

Давайте вспомним, в период между 12 и 16 веками 26 раз Россия воевала со Швецией, 11 раз с литовцами и поляками, потом Наполеон, потом Крымская война и т.д. Петр Великий повернул на запад, он импортировал оттуда, если так можно сказать, новых ученых и инженеров, далее последовал век просвещения Екатерины.

Но собственно, Пётр первый сказал нечто вроде того, что мы будем пользоваться Западом в той мере, которой нам это необходимо, а потом прекратим. Екатерина поначалу увлекалась трудами Руссо, Вольтера, но очень быстро поняла ту опасность, которая содержится в их работах о деятельности франк масонов и т.д. Александр I был поначалу был большим сторонником союза с Западом, Священным союзом, но очень быстро в нем разочаровался, когда Священный Союз отказался поддерживать греческое восстание. Николай I – европеец в полной мере, но в Европе тем не менее воспринимался не как таковой , а как человек военный, жандарм, не очень положительно.

Однако подлинное расхождение, разрыв Запада и России произошло в более современные периоды. Если Вы помните, Горбачев выступал сторонником единого европейского дома, но никто его не услышал. Давайте забудем, если нам это удастся, тот период, когда у власти был Ельцин, очень отрицательный для России. После события 11 сентября, Путин, как мне кажется, вполне искренне выступил сторонником отношений с Западом в борьбе против терроризма, возможно, имея ввиду вопросы, связанные с Чечней. Это всё было для России интересно.

Несмотря на открывшееся активное сотрудничество, оно выразилось в том, что были созданы возможности для пролета гражданских самолетов, также было положено начало созданию баз на территориях бывших республик СССР. И чем это всё откликнулось – цветными революциями.

Нельзя сказать, что на Востоке всё полностью хорошо, но по крайней мере НАТО свое присутствие на Восточном фланге не увеличивает. Я не думаю что в Китае и Индии так уж озабочены проблемами прав человека и, например, группой Pussy riot. В этих странах существенно повысился уровень знаний и освоения экономики. Будучи сторонником real politiс и прагматического подхода, очень легко понять в чем состоит ответ на этот вопрос.

Я посмотрел Ваше профессиональное досье, послушал то, что Вы говорите и складывается такое впечатление, что финансовый сектор в России здоров и там всё хорошо, но так ли это на самом деле? А коррупция, одна из других вещей о которых Вы не упомянули. Что лежит в основе Вашей положительной оценки?

Далее, почему Вы считаете, что надо в Азиатские страны продавать нефть и газ, что они больше потребляют в отличие от Европы? Вы говорите, что у Китая с Россией торговля на большие суммы, чем с Германией, может и так, но почему мы забываем про остальные страны Европейского союза, 50 % торговли Российской Федерации именно с Западной Европой, Центральной Европой в том числе. Тренд определенный присутствует и Вы, как бы, подчеркиваете его неизбежность, безвариантность этого Восточного вектора. Мне кажется, что основной объем торговли в ближайшие годы будет с Западной Европой, Восточной Европой, США, то есть всё-таки с Западом.

По первому вопросу, я хотел бы сразу признать, что у нас разные точки зрения, я вам цитирую то, что пишут в Financial Times, это не я придумал, так пишут.

По бюджету я дал, как бы, два видения – бюджет и финансовую ситуацию, и, может быть, я не достаточно подчеркнул ту критическую так сказать ноту.

О коррупции я не говорил, потому что темой была экономическая перспектива, финансовая. Коррупция – это действительно очень серьезный вопрос, и она реально существует в России.

Однако трудно возразить против того, что финансовая и экономическая ситуация выражается в макро индексах и выглядит достаточно хорошо, особенно, в сравнении с аналогичными показателями других стран. Экономический рост в объеме 3,8 % в 2012 году выглядит вполне пристойным. Соглашусь с Вами, что в ближайшем будущем будут, бесспорно, проблемы – они вызваны тем, что имеются большие расходы на социальные нужды, большие расходы на оборону, и в то время как расходы на социальные нужды имели большой положительный эффект, вряд ли стоит рассчитывать на долгосрочный характер этого эффекта, так как цены на нефть и газ будут сильно уменьшаться.

Но повторю, что в 2007 году для сбалансированного бюджета хватало цены нефти в размере 30 долларов за баррель, а сейчас необходимо уже 117.

И что здесь еще следует сказать в ответ на Ваш вопрос о том, почему цена нефти, других энергоносителей на Востоке может оказаться выше, чем на Западе. Дело в том, что у Запада есть другие ресурсы и возможности, эти возможности реализуются там с помощью нефти, поступающей с Ближнего Востока, у стран Востока эти возможности гораздо ограниченнее, у них нет собственных ресурсов или месторождений, например. Кроме того, в Европе потребление энергоресурсов падает, а на Востоке оно, напротив, растет. Посмотрите на Китай, как он активно использует уголь и другие ископаемые. Япония отказалась от развития ядерной энергетики, и это бесспорно будет иметь определенный эффект на стоимость невозобновляемых ресурсов.

Развитие транспортных систем России, новый шелковый путь, строительство железнодорожных магистралей – всё это будет определенным образом влиять на цену перевозимых энергоресурсов.

Вы правы, Запад продолжает оставаться доминирующим партнером в экономических отношениях между Россией и остальным миром.

Но я хотел сказать, что это что может измениться, может возобладать так называемый эффект ножниц и он может осуществиться, реализоваться гораздо скорее, чем мы предполагаем. Например, отношения с Германией явно останутся очень прочными и очень важными. Но через десять лет или какой-то аналогичный период времени получится так, что мы за деревом, так сказать, не увидим всего леса. Мы будем видеть это одно дерево и не заметим тот лес, который бурно разрастется на востоке. И европейская экономика сама активно продвигается, но на юг и быстрее чем мы думали.

Crédit photo : Neil Gould via SXC (cc)